Трансформируя ментальность

Рейтинг 0
1991
Алафинов Иннокентий Сергеевич
первый заместитель Министра транспорта РФ

— Дорожная инфраструктура в России в последние несколько лет активно развивается. Зачем нужна еще и цифровизация?

И. А. За последнее время сделано многое для того, чтобы наши дороги стали качественнее. Все прекрасно понимают, что автодорожная инфраструктура — это основа и неотъемлемая составляющая обеспечения жизнедеятельности и социально-экономического развития и отдельных регионов, и страны в целом. Даже больше: состояние автодорог, их оснащенность и защищенность напрямую связаны с обеспечением национальной безопасности.

Цифровизация же выводит процесс развития дорожно-транспортной инфраструктуры на новый уровень.

Что такое цифровизация сегодня? Это оснащенность телекоммуникационными и информационными ресур-сами, наращивание степени автоматизации процессов управления и использования информационных плат-форм, обеспечение информационной интегрированности и телекоммуникационной связанности. Все это приводит к развитию автодорожной инфраструктуры, обеспечивает ее функциональность и защищенность, повышает эффективность и конкурентоспособность.

Если мы хотим, чтобы наши дороги стали главным транзитным путем между Азией и Европой, если планируем развивать внутреннюю экономику и отправлять товары на экспорт, если развиваем туризм, если намерены добиться повышения безопасности на дорогах и качества жизни граждан — во всех этих случаях цифровизация необходима.

platovdoroganovoe4-1_0.jpg

— Готова ли нормативно—правовая база для цифровизации, или регулирование традиционно отстает от развития технологий?

И. А. Все прекрасно видят, насколько быстро идет технологическое развитие. Еще пару лет назад беспилотный автотранспорт мы видели лишь в фантастических фильмах, а сегодня беспилотники, пусть и с ограниченным функционалом, уже тестируются на дорогах общего пользования. Конечно, процесс законотворчества идет не всегда настолько быстро, как хотелось бы. Но мы стараемся делать все возможное, чтобы минимизировать и даже устранить отставание.

Сейчас в планах нашего министерства более 100 законопроектов, регулирующих различные аспекты работы транспортного комплекса, и часть из них так или иначе связана с процессом цифровизации. Уже к концу 2019 года мы планируем запустить Цифровую платформу транспортного комплекса, и подготовка — в том числе нормативно-правовая — уже идет.

Есть пул актов, связанных с цифровизацией, которыми задано вполне конкретное направление работы. Так, в Указе Президента РФ от 07.05.2018 N 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» одной из целей определено обеспечение ускоренного внедрения цифровых технологий в экономике и социальной сфере. Среди задач, которые нам предстоит выполнить в соответствии с этим указом, находится преобразование приоритетных отраслей экономики и социальной сферы, включая транспортную инфраструктуру, за счет внедрения цифровых технологий и платформенных решений. Также необходимо обеспечить внедрение новых технических требований и стандартов обустройства автомобильных дорог, в том числе на основе цифровых технологий, направленных на устранение мест концентрации дорожно-транспортных происшествий, внедрить автоматизированные и роботизированные технологии организации дорожного движения и контроля за соблюдением правил дорожного движения, а также цифровые технологии и платформенные решения в сферах госуправления.

Уже в июне этого года Решением Президиума Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации ФС РФ правительству было рекомендовано разработать совместно с органами государственной власти комплексную программу развития транспортно-логистической, энергетической и информационно-коммуникационной инфраструктуры, а также рассмотреть возможность внедрения интеллектуальных систем на транспорте для повышения эффективности дорожного движения, снижения аварийности, уменьшения количества несчастных случаев в результате дорожно-транспортных происшествий.

Проектом Паспорта национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» предусмотрены мероприятия по «обеспечению покрытия объектов транспортной инфраструктуры (в т. ч. федеральных автомобильных дорог) сетями связи с возможностью беспроводной передачи голоса и данных». Основным исполнителем назван Минтранс России.

О необходимости внедрения ИТС, цифровизации мобильности и создания нормативно-правовых условий для них говорилось и в опубликованном в июле докладе Минтранса России, посвященном реализации Транспортной стратегии на период до 2030 года.

Все это свидетельствует о том, что мы активно готовим правовую базу для цифровизации отрасли, знаем, какие шаги надо сделать в первую очередь, и уже делаем их.

— Но ведь цифровизация уже идет: на некоторых дорогах есть ИТС, внедрены пункты автоматического весогабаритного контроля, работают «Платон» и ЭРА-ГЛОНАСС, развиваются сервисы и так далее. Может, стоит просто отпустить ситуацию и цифровизация состоится сама по себе?

И. А. К сожалению, это утопия. Для реализации пилотных проектов такой подход был целесообразен, однако для цифровизации всей отрасли этого недостаточно. Время разрозненных решений и систем прошло, нам необходим системный подход, платформенные решения, единые экосистемы. Если по этому пути не пойти прямо сейчас, то еще через пару лет мы получим «зоопарк» систем в различных регионах. Эти системы нельзя будет увязать в единое целое, управлять ими будет чрезвычайно сложно — в конечном итоге это создаст проблемы и для отрасли в целом, и для конечных пользователей.

Представьте фуру, которая везет груз через всю Россию и для ускорения движения пользуется платными дорогами. Если системы оплаты не будут интегрированы, то для каждого участка потребуется свой транспондер, счет каждого из которых нужно пополнять. Удобно это для водителя? Нет, конечно. Гораздо удобнее использовать единый транспондер и единый счет.

59c269fda47f6967715419.jpg

Так что для решения поставленных президентом страны задач необходима системная и кропотливая работа, в которой будут задействованы представители транспортной отрасли, научного сообщества, ИТ-компании, а также общественные организации и объединения. Кстати, форум «Интеллектуальные транспортные системы России» — перспективная площадка для обеспечения такого взаимодействия.

— Сейчас в стране строится много дорог. Коснется ли цифровизация самих процессов проектирования, строительства и обслуживания дорог, или цифровизация связана только с сервисами?

И. А. В поручении президента от 19.07.2018 предписано обеспечить переход к системе управления жизненным циклом объектов капитального строительства за счет внедрения BIM — технологии информационного моделирования. BIM позволяет создать единую информационно-цифровую модель объекта, содержащую полную информацию о нем, и работать с ней дальше. BIM подразумевает и 3D-проектирование, и систему документооборота, необходимую для взаимодействия между заказчиком и подрядчиками, и систему автоматического формирования сметной документации, и систему управления проектом на стадии строительства, и систему эксплуатации. Таким образом, BIM — это процесс моделирования и управления полным жизненным циклом сооружения.

Кроме того, что наличие единой цифровой модели объекта может стать базой для дальнейшей цифровизации, BIM дает и множество других преимуществ. Весомая доля расчетов происходит автоматически, скорость проектирования увеличивается, количество ошибок при проектировании снижается, сокращается время рассмотрения и экспертизы проекта, а также упрощается процесс приемки работ и объекта в целом. В конечном итоге все это приводит к снижению стоимости строительства объекта.

— И насколько активно сейчас применяется BIM в нашей стране?

И. А. К сожалению не слишком активно. Лучше дела обстоят в строительстве зданий. Есть наиболее продвинутые коммерческие заказчики, которые уже требуют от подрядных организаций работы в BIM-пространстве. Среди них «Домодедово», «Магнит», ИКЕА. Но таких заказчиков пока немного.

В дорожной отрасли систематического применения информационного моделирования пока нет, хотя отдельные проекты есть — например, у ГК «Автодор» и ФДА «Росавтодор». Так как внедрение BIM требует планомерной постоянной длительной работы и полной трансформации работы как заказчика, так и проектировщика, фактически после выполнения пилотных проектов тема BIM заглохла и продвигать ее некому. Хотя нормативная база в области применения BIM во многом создана, она не апробирована в дорожной отрасли.

Но мы видим преимущества информационного моделирования и уверены, что двигаться в этом направлении стоит. Чтобы ситуация изменилась к лучшему, необходимо организовать постепенный, плавный процесс внедрения BIM-технологий.

— Продуманы ли уже какие-то конкретные шаги, которые помогут в этом?

И. А. У нас есть ряд предложений. Во-первых, создать рабочую группу, членами которой должны стать разработчики программного обеспечения, проектные институты, строительные компании. Во-вторых, совместно с участниками этой группы разработать дорожную карту внедрения BIM в практику проектирования и строительства транспортной инфраструктуры. Для этого привлечь к работе основных государственных заказчиков — ФДА, ГК «Автодор», Правительство Москвы и так далее. Следующим шагом станет подготовка материала по формализации процессов и документооборота во время подготовки и согласования проектных решений, и во время строительно-монтажных работ. Я уверен, что это даст свои плоды, причем уже совсем скоро.

— Помогает ли в процессе цифровизации отрасли приоритетный проект «Безопасные и качественные дороги»?

И. А. В проект «Безопасные и качественные дороги» на этот год включена разработка региональных программ комплексного развития ИТС. Это очень важная часть проекта, которая даст дополнительный импульс цифровизации.

— Но ведь проект охватывает лишь 38 агломераций, а это далеко не вся Россия.

И. А. Мы это понимаем, поэтому в середине лета этого года Минтранс предложил дополнительно к этим 38 развернуть проект «Безопасные и качественные дороги» еще в 40 агломерациях с меньшим количеством жителей. Таким образом, проект охватит 78 городских агломераций, в которых суммарно проживает более половины населения страны.

— Одной из важнейших проблем цифровизации является ее высокая стоимость. Вряд ли государство может позволить взять все расходы на себя. Откуда брать деньги?

И. А. Проверенным и действенным механизмом в этой области являются ГЧП. Результаты таких проектов, как «Платон», петербургский ЗСД, М-11, показывают, что мы должны работать в этом направлении. В этом заинтересовано не только государство, но и инвесторы, в том числе зарубежные. К примеру, совсем недавно, в начале сентября, был подписан договор о реализации первого проекта ГЧП на Дальнем Востоке при участии РФПИ и стратегического инвестора из КНР.

— Потребует ли цифровизация новых кадров? Готова ли отрасль к этому?

И. А. Безусловно, наша задача — обеспечить долгосрочное развитие отрасли, решение стратегических задач за счет наделения работников новыми компетенциями, которые должны на всех будущих этапах соответствовать потребностям индустрии. Это касается в том числе и цифровизации.

Специалисты в таких новых направлениях, как беспилотный транспорт, ИТС, интернет вещей, новейшие материалы, должны стать интеллектуальным драйвером отрасли.

block11-18.jpg

Нам необходимо создать научно-технологический задел развития за счет подготовки научных кадров, экспертного сообщества. Один из инструментов — работа с профильными образовательными организациями, включая Российский университет транспорта (МИИТ) и вузы, подведомственные федеральным агентствам.

Еще один инструмент повышения квалификации — конкурсы, подобные WorldSkills, а также профильные хакатоны. Мы надеемся, что подобные инициативы будет поддерживать не только государство, но и крупные компании — в конце концов, они также заинтересованы в росте компетенций и новых кадрах.

Возврат к списку