Вокруг столицы. На велосипеде и самокате

Рейтинг 0
2034
Ронзин Владислав Владимирович
генеральный директор ООО «МОНГЕО КОННЕКТЕД ТЕХНОЛОДЖИ»

— Несколько лет назад термин «каршеринг» приходилось объяснять. Сегодня ситуация изменилась, слово прочно вошло в обиход, как и само явление. К примеру, в январе этого года мэр Москвы Сергей Собянин в твиттере отметил, что в 2019 году московский каршеринг стал мировым лидером по динамике развития и по количеству автомобилей. В общей сложности в столице работает девять операторов каршеринга с автопарком более 30 тысяч машин. Что дальше?

В. Р. Действительно, в России каршеринг развивается активно. На сегодняшний день в нашей стране самый большой автопарк, самое большое число поездок. В прошлом году Москва по развитию каршеринга была практически на одном уровне с Токио. Хотя у нас этот рынок стал развиваться значительно позже.

Среди операторов лидеры остаются прежними: Яндекс. Drive, Делимобиль, BelkaCar. Это игроки, у которых парк автомобилей исчисляется тысячами машин. Есть и более скромные операторы. Но тенденция такова, что общий парк каршеринга в столице свободно может вырасти до 100 тысяч авто. Мировая аналитика показывает, что всем сервисам городской мобильности хватит места в мегаполисе в пропорции 1/3. То есть, в перспективе сервисы краткосрочного проката могут претендовать на 30% городских перевозок. Я имею в виду не только каршеринг, но и велошеринг, самокатшеринг и так далее.

Если говорить о том, как дальше будет развиваться мобильность в крупных городах, в частности в Москве, то логично предположить появление MaaS. Мобильность как услуга — это объединение инфраструктурных факторов, транспортных средств, цифровых инструментов. В узком смысле — единое приложение для поездок любым видом транспорта.

— Где-то в мире уже реализована концепция мобильности как услуги, и как это работает?

В. Р. В Европе MaaS развивается, активно сейчас этой историей занимаются финны и шведы. Идея такова: житель Хельсинки с утра берет в руки смартфон и задает две точки: где он сейчас находится и куда ему надо попасть. И приложение предлагает лучшие варианты, как добраться: задействуется муниципальный транспорт, частные сервисы, пригородный транспорт, бронируются транспортные средства, рассчитывается время — в итоге пользователь получает единый счет. То есть создается агрегатор мобильности на основе запросов.

С учетом взрывного развития шеринговых сервисов в Москве становится понятно, что в России реализация MaaS начнется в столице.

Компания «МонГео» уже готовит пилотный проект, где в одном приложении мы объединим автомобиль, скутер и самокат. Все это будет реализовано в единой платформе, и обслуживание будет осуществлять единая диспетчерская. Пользователь по карте может бронировать то, что ему удобно, по ходу перемещений по городу. Система позволит делать последовательное бронирование. Конечно, это еще не MааS, но это одно из звеньев, которое можно будет легко в нее встроить. Реализовывать пилот будем в Калининграде.

— Если речь зашла о регионах, расскажите о перспективах шеринговых сервисов в целом по стране. И хотелось бы уточнить: сейчас для России наиболее популярный вид транспорта в прокате — автомобиль?

В. Р. Начну с последнего вопроса. Да, для России — наиболее типичен прокат автомобилей. Это связано с нашими климатическими условиями и транспортными предпочтениями людей. Но тут тоже есть свои особенности развития. В Петербурге, например, где, казалось бы, можно было ждать активного развития каршеринга, идея пока не выстрелила. А почему выстрелила в Москве? Конечно, решающую роль играет поддержка мэрии: льготные парковки для автомобилей каршеринга, обещание сделать выделенные полосы, в целом заинтересованность в том, чтобы разгрузить город. В Питере ситуация с парковками пока сложная, особенно в центре города. Если говорить о провинции, то пока никто всерьез не пробовал там заработать, хотя статистика и показывает, что каршеринг есть в 21 городе России.

Полную версию статьи читайте в новом 12-м выпуске журнала (март 2020)

Возврат к списку